Убаши Цыбик Онгодов первый учитель из бурят

Убаши Цыбик Онгодов первый учитель из бурят

Дата публикации: 07.01.2021

УБАШИ-ЦЫБИК ОНГОДОВ     (1831-1911)

Народ без прошлого не имеет и будущего. Благодаря исторической памяти он сохраняет себя, не превращается в случайное скопище людей, не знающих свой язык, культуру и традиции. Народ не может отказаться от прошлого, каким бы оно ни было; он должен знать и помнить героическое и трагическое, светлое и мрачное в своей истории, отвергать беспамятство, историческую несправедливость.

Среди бурятских просветителей середины Х1Х в. видное место занимает народный учитель Убаши-Цыбик Онгодов, жизнь и деятельность которого были освещены Г.Н. Румянцевым в брошюре «Описание архива У-Ц. Онгодова (Улан-Удэ, 1959).

У-Ц. Онгодов родился весной 1831г. (в год туулай-зайца, в полнолунии 3-й луны) в урочище Сагаан – Шулуутай Агинской степной думы. Отец его занимался охотой, знал ремесло столяра. Все это доставляло отцу Онгодова весьма скудный заработок. Нужда гнала родителей на поиски хлеба насущного за пределы родовых кочевий.

Детство Убаши-Цыбика прошло в Нерчинске. В 1838 г. он был определен в Нерчинское уездное училище, где общительный, любознательный мальчик, проявлявший к тому же незаурядную тягу к знаниям, стал общим любимцем учащихся и учителей. Учителя поощряли и поддерживали его морально и материально. Тем более, что в 1841 г. Убаши-Цыбик, лишившись отца, остался с больной матерью. Позже У-Ц. Онгодов вспоминал; ему оказывали некоторую материальную помощь учителя монгольского и русского языков Л.Д. Шергин, А.Н. Попов, смотритель училища И.А.Чижов и другие. Агинский тайша, известный летописец Т. Тобоев, также принимал участие в судьбе мальчика. У его покровителей возникла мысль отправить его для продолжения образования в Казанский университет. Однако не суждено было ему учиться в университете; он не мог оставить свою старую мать, у нее не было другого близкого человека и кормильца. Поэтому вместо университета, готовящего лучших к тому времени ученых-востоковедов, он вынужден был искать посильную службу на родине.

Нерчинское училище У-Ц. Онгодов окончил весной 1845 года. Выдержав специальный экзамен по монгольскому языку, в начале 1846 г. он был назначен преподавателем монгольского языка Агинского бурятского приходского училища. Здесь он безвыездно проработал в общей сложности до 1865г. В 1852 г. У-Ц. Онгодов был удостоен звания старшего учителя; кроме

монгольского стал преподавать русский язык. В 1854 г. был освобожден от подушного оклада и в 1857 г. был произведен в коллежские регистраторы. В 1860 г. «за отличную службу» был награжден серебряной медалью с надписью «За усердие». В представлении Министерства народного образования было сказано; «…учитель Онгодов отличается особым усердием, ревностью в исполнении своих обязанностей по обучению детей… По отзыву военного губернатора Забайкальской области, училище это найдено им при посещении в бытность свою в Агинской думе в отличном порядке; ученики оказывают большие успехи в преподаваемых предметах, а учитель Онгодов отличается требующимися от учителя познаниями, надлежащими педагогическими качествами и добросовестным исполнением своих обязанностей(2,л.2).

У-Ц. Онгодов активно выступал за расширение сети частных и государственных школ на территории Агинской степной думы, открытие новых бурятских училищ. Выдвигал идею перепрофилирования улусных частных школ «в самостоятельные казенные дацанские приходские училища под ведомством народного просвещения».

В 1865 г. У-Ц. Онгодов был направлен во вновь открывшийся в Чите мужской пансионат для работы с бурятскими детьми.  В качестве переводчика, учителя-воспитателя он проработал до 1870 г. Ежегодно в пансионат принимали до 25 детей из бурятских семей. В 1871 г. У-Ц. Онгодов работал в Читинском Михайловском приходском училище. Вскоре он уезжает на несколько лет из Забайкалья.

В 1872 г. У-Ц. Онгодов становится переводчиком монгольского языка в Семипалатинском областном управлении. Обстановка в регионе, контролируемом этим управлением, особенно на его юго-восточной окраине, непосредственно примыкающей к Джунгарским воротам, была весьма сложной. Закрытых границ с четкой системой пограничных постов не существовало. Кочевые племена киргизов, казахов, калмыков и других народов свободно пересекали пограничную зону. Это приводило к конфликтам, связанным в основном с угоном скота, грабежом имущества и захватом пастбищных угодий. Эти конфликты устранялись, как правило, путем долгой переписки, обменами нотами протеста.

Но поскольку деловые бумаги из Цинского Китая шли на маньчжурском, монгольском и других языках, то требовались переводчики. Одним из них и стал Убаши-Цыбик Онгодов. По сохранившимся в его архиве официальным документам на монгольском и маньчжурском языках, их переводам на русский можно судить о том, что переводчик в совершенстве владел этими языками. Его умение читать  и писать по тибетски было замечено и оценено начальством, ибо через 4 года службы на новом месте (1876) Онгодов был представлен к очередному чину-губернского секретаря. Однако по каким-то неясным причинам он вскоре оставляет работу переводчика и в 1877 г. поселяется в Урдо-Аге. Живет на небольшую пенсию, доходы от личного хозяйства и вознаграждение сына, служившего монгольским писцом в степной думе.

Следует отметить, что У-Ц. Онгодов являлся учителем исключительно творческого плана, уделял большое внимание методике обучения. Он отказался от методики обучения по Уставу учебных заведений 1828 г. Работа по этой методике (чтение, заучивание) ничего не дает, как он выражался, «кроме попугайского чтения». Под влиянием К.Д. Ушинского Онгодов в обучении призвал на помощь родной язык учащихся, преподнося учебный материал урока на нем. Он перевел на бурятский язык «Родное слово» Ушинского, которым успешно пользовались учащиеся. Написал «Монгольско-русский разговорник» для учащихся, который оказал большую помощь в овладении бурятскими детьми русским языком.

Разговорник охватывал «предметы касательно состава тела человека и животных, названия животных, хозяйственных орудий, нравоучительные правила, принадлежности стола, сервиса, как вести себя в гостях, беседу об оседлой жизни, предмет арифметики и пользы ее изучения». По разговорнику давались задания для заучивания, а «выучивши уроки, ученики должны были говорить между собой, как через переводчика в присутствии учителя», учитель, слушая их, исправлял ошибки в произношении слов, звуков, в технике изложения и по самому содержанию. В своей работе с учащимися Онгодов широко использовал нравоучительные, дидактические тексты типа субхашидов.

Интересно то, что Онгодов в курс арифметики включил именованные числа, обучение на счетах, что не входило в программу училищ. Он предлагал учащимся придумывать арифметические примеры на родном языке, а затем переводить это на русский язык.

У-Ц Огодов решительно выступал против политики свертывания обучения на родном монгольском (бурятском) языке. Касаясь предложения инспектора народных училищ Майделя о сокращении часов на изучение родного языка, Онгодов писал: «Неужели знание грамоты на природном языке повредит цели прогресса, цивилизации. Напротив, проповедью на природном языке ко многому бы научили и многое бы научили и многое бы усвоили учащиеся с совершенным пониманием». Он, наоборот, предлагал увеличить курс учения на монгольском языке на один год».

 

Творчество учителя У-Ц Онгодова неразрывно связано с его литературным и научно-собирательским трудом. Он вел деятельную переписку с известными людьми того времени – монголоведом А.М. Позднеевым, археологом и антропологом Ю. Г. Талько-Грынцевичем. Врачом тибетской медицины П. А. Бадмаевым , журналистом И.П. Макушиным и др. В качестве примера приведем переписку с секретарем Томского губернского статического комитета Н.А. Костровым. В письме от  10 сентября 1879 г. Костров просил Онгодова сообщить ему некоторые факты из обычного права и быта бурят. Онгодов энергично приступил к сбору материалов. Им были использованы материалы Агинской степной думы. Результатом его работы явился обширный труд.  «Рассказ об агинских бурятах», законченный летом 1880 г. В нем дан обзор хозяйственной, политической и культурной жизни бурят Агинского ведомства в середине Х1Х в. Следующей крупной работой являлась его статья об агинской приходской школе.

Несмотря на преклонный возраст, У-Ц. Онгодов не переставал заниматься обучением детей, т.е. своей профессиональной

работой. Для этого он использовал одну из форм обучения детей, распространенных в те времена,- обучение на дому. Он занимался частным обучением в качестве приходящего учителя, называвшегося по бурятски: ябаган багша ( досл. «пеший учитель»).

У-Ц Онгодов прожил долгую и плодотворную жизнь, наполненую трудами и заботами во благо своего народа. Умер в возрасте 80 лет в 1911 г. на родине в Урдо-Аге.

В новости