Об уникальных кадрах похорон Тогона Санжиева и о том, кем был Борис Канатов

Об уникальных кадрах похорон Тогона Санжиева и о том, кем был Борис Канатов

Дата публикации: 26.01.2022

В начале 2015 года из сельского музея села Цаган-Оль привезли небольшой рулон кинопленки и попросили меня оцифровать. Пленка была 35-миллиметровая. Нужен был большой стационарный кинопроектор. И такой кинопроектор нашелся. Зарядили пленку и увидели мы уникальные кадры похорон Тогона Санжиева. Пленка оказалась не обращаемой и картинка была в негативе. Отснял картинку прямо с большого экрана на видеокамеру.

Современные видеоредакторы без труда превращают негатив в позитив, что и было сделано мной. Просмотрел отснятые кадры и первое, что я увидел и узнал, это был наш земляк, знаменитый снайпер Великой Отечественной Семен Данилович Номоконов, молодой, сосредоточенный. В строю стояли бойцы Красной Армии и тут же я заметил их усталость. Один даже стоял и покачивался. Да… кадры были впечатляющие. «Война – это огромный труд…» — вспомнил я чьи-то слова, когда-то прочитанные мной.

На пленке была звуковая дорожка, но звука не было. Поэтому передо мной встал вопрос, как озвучить. Немного подумав, я стал искать музыку. Музыка должна была быть такой, чтобы отражала воспоминание, событие далекого времени. «Труба… труба должна играть!» — мелькнуло в голове. И я стал искать музыку, где бы играла труба. И вот появилась та музыка, которая есть в ролике. Музыка была очень знакомой, но в тот момент я не думал о том, откуда музыка. Мне хотелось быстрей смонтировать и показать людям такие уникальные кадры. Внутри было волнение и трепет, какой был в детстве, когда мне покупали новую игрушку. О том, что это была музыка из кинофильма «Свой среди чужих, чужой среди своих», я узнаю позже, гораздо позже.

Из компьютерной игры скачал несколько разновидностей звуков выстрела. Потом нашел речь Маленкова на похоронах Сталина, где еле уловимы были слова «… спи наш дорогой товарищ…» и т.д. Затем нашел слова клятвы Олега Кошевого из фильма «Молодая гвардия». Эта клятва сгодилась в сцене, когда молодой Борис Канатов получил винтовку погибшего Тогона Санжива из рук Семена Номоконова. В конце как-то самой собой получилось, что при выстреле Канатова резко обрывается музыка, появляется шорох и наши снайперы спешно уходят. Этот шорох я записал на обычный диктофон, проводя рукой по высохшей траве в зале природы нашего музея. И все. Получился ролик. Загрузил в Ютуб и на данный момент ролик собрал свыше 20 тысяч просмотров. В наших условиях, считаю, много.

И вот недавно изучая ролик вдруг в комментариях вижу, как некто «Eisenspane» написал о Борисе Канатове. Также несколько строк написала Мария Суворова. Я очень благодарен им за то, что написали они о боевом друге наших земляков-снайперов Тогона Снжиева и Семена Номоконова. Мария Суворова написала: «Бориса Канатов, Урусхан Касполатович, родился в республике Северная Осетия в селе Ольгинское в семье где было 14 детей. Он умер очень молодым. Вряд ли успел завести семью и детей. Нет об этом информации. В 1946 году после тяжёлого ранения он лежал в Тбилиси в госпитале и не выдержал – умер. Было ему всего 26 лет. При одной мысли о нём меня душат слёзы. А сколько таких юных погибли, умерли от ран, не познали простого человеческого счастья».

Подписавшийся как «Eisenspane» написал следующее: «Канатов Борис (Урусхан) Касполатович. Родился в 1921 году в селе Ольгинское (Правобережный район Северо-Осетинской АССР). Его родители Касполат и Надя трудились в колхозе «Рассвет». В семье было 8 сыновей и 6 дочерей. До войны Борис работал шофёром. С 10 февраля 1939 года был в рядах Красной Армии.

С первых месяцев Великой Отечественной войны воевал на Северо-Западном фронте. В составе 163-й стрелковой дивизии принимал участие в Демьянской операции 1942-1943 годов под Новгородом. В интернациональном снайперском взводе рука об руку с Борисом воевали знаменитые снайперы Семён Номоконов и Тогон Санжиев. 17 июня 1942 года Тогон Санжиев погиб. Фронтовые друзья написали на прикладе его винтовки суровые и славные слова: «Винтовка № 170088. Из неё знатный снайпер Тогон Санжиев уничтожил 104 фашиста, за что награждён орденом Красного Знамени». По решению командования эта винтовка стала вручаться лучшим молодым стрелкам дивизии.

Лучший снайпер части Семён Номоконов передал винтовку своего погибшего друга Борису Канатову. Целуя славную винтовку Санжиева, тот поклялся продолжать его снайперский счёт. Только за два последующих дня он уничтожил из этой винтовки шестерых фашистов. Всего, по словам Семёна Номоконова, из этой винтовки Канатов уничтожил около 30 немцев.

Газета «Красная Звезда» от 2 августа 1942 года писала: «Надолго оставил память о себе митинг в связи с передачей винтовки погибшего на боевом посту снайпера орденоносца Санжеева. Боевой путь Санжеева был хорошо знаком всем бойцам нашей дивизии. Он один истребил за время войны 104 фашиста. Винтовку погибшего снайпера решено было передать достойному преемнику. Две недели в дивизии шло соревнование снайперов. Победил меткостью красноармеец Канатов. По этому поводу был созван общеполковой митинг. Церемониал передачи винтовки был произведен здесь личным другом Санжеева снайпером Номоконовым, грудь которого также украшает орден Ленина. Затем выступили командир и комиссар полка, призывая тов. Канатова и всех остальных бойцов бить и истреблять врагов так же умело, воевать так же беззаветно, как это делал тов. Санжеев.»

5 июля 1942 года командир отделения взвода пешей разведки 759-го стрелкового полка (163-я стрелковая дивизия, 34-я Армия, Северо-Западный фронт) сержант Б. К. Канатов представлен командованием части к ордену Красной Звезды за уничтожение 25 солдат и офицеров противника. Приказом № 500 от 31 июля 1942 года 34-й Армии награждён медалью «За отвагу».

По воспоминаниям бывшего командира полка Гургена Налбандяна, всего Борис Канатов убил более 120 фашистов. В документальной кинохронике 1942 года «Дружба, скреплённая кровью» запечатлен момент передачи ему винтовки погибшего Тогона Санжиева.

В 1946 году, после тяжёлого ранения, Канатов вернулся в родное село. Он умер от ран в Тбилисском военном госпитале в 1948 году и был похоронен в Тбилиси. Было ему тогда всего 26 лет…».

Вот так написал Eisenspane. Мне понравился взгляд Бориса Канатова, когда он смотрел на своего наставника Семена Номоконова, когда они вышли на передовую и выслеживали фашиста. Семен Данилович вглядывался в бинокль, в Борис Канатов смотрел на своего наставника очень преданно, искренне, с огромным уважением. В те годы никто не делил бойцов по национальности, по внешности. Была война и люди были сплоченными.

Тогон Санжиев похоронен близ села Старая Русса Новгородской области. Наши земляки снайперы Семен Номоконов и Тогон Санжиев действительно были знаменитыми в годы войны. О них писали во фронтовых газетах и листовках, о них  складывали стихи, о них рассказывали, их снимали для истории, что мы сегодня и видим.

В новости