Гомбожа́б Цэ́бекович Цы́биков

Гомбожа́б Цэ́бекович Цы́биков

Дата публикации: 11.05.2020

Гомбожаб Цэбекович Цыбиков (бур.Цэбэгэй Гомбожаб, монг. Цэвэгийн Гомбожав) (20 апреля(?) 1873г, Урда-Ага, Забайкальская область — 20 сентября 1930, Агинское, Бурят-Монгольская АССР, ныне Забайкальский край) — путешественник-исследователь, этнограф, востоковед(тибетолог и монголист), буддолог, государственный деятель и деятель образования Российской империи, ДВР, СССР и МНР, переводчик, профессор ряда университетов.
Прославился как первый известный фотограф Лхасы и Центрального Тибета, и как автор описания путешествия в Тибет (1899—1902), переведённого на ряд языков мира.
(spiral)
Гомбожаб Цэбекович Цыбикоф- бур. Цэбэгэй Гомбожаб Дата рождения 20 апреля 1873. Место рождения: улус Урда-Ага. Дата смерти: 20 сентября, 1930. Место смерти село: Агинское. Страна :Российская империя, СССР.
Род деятельности: путешественник-исследователь, этнолог, филолог, политик.
Отец: Цэбек Монтуев.
Мать: Долгор Шагдарова. Супруга: Лхама Норбоева.
Дети: Дондокринчин (приемный сын)

┌───Гомбо
┌───АМунтуу (р.1817)
┌───Цэбек Монтуев (р.1839)
Гомбожаб Цэбекович Цыбиков(1873-1930)
└───Долгор Шагдарова
Гомбожаб Цыбиков родился в традиционно буддийской семье. По месту происхождения его семья принадлежит к агинским бурятам, согласно родоплеменному делению относится к хоринским бурятам, а именно — к племени кубдут, роду нохой кубдут (т.ж. нохой хүбдүүд, нохой хүгдүүд).

Образование
Отец Гомбожаба, Цэбэк Монтуев, самостоятельно изучал русский язык и избирался земляками на общественные должности. Изначально он думал дать сыну буддийское монастырское образование, но отправил его на учёбу в Агинское приходское училище, где преподавателем мальчика стал видный просветитель Буда Рабданов. Затем Гомбожаб поступил в Читинскую гимназию, которую окончил с серебряной медалью (по преданию, заслуженную им золотую медаль отказались давать «инородцу»). В гимназии он был награждён стипендией имени А. Н. Корфа. К окончанию учёбы, решением педагогического совета на основании 5-го пункта стипендии от 2 июля 1893 года, он был признан достойным продолжить своё образование в Императорском Томском университете, где по собственному выбору поступил на медицинский факультет, один из пяти лучших центров медицинского образования России того времени.

В Томске оказался проездом известный врач и политик Пётр Бадмаев, который уговорил студента бросить медицину и заняться востоковедением. Гомбожаб согласился и уехал в Ургу, где в созданной Бадмаевым школе для бурят изучал китайский, монгольский и маньчжурский языки для подготовки к поступлению в Санкт-Петербургский университет.

В 1895 году Цыбиков поступает на Восточный факультет Санкт-Петербургского университета на стипендию Петра Бадмаева. Среди его преподавателей был известный востоковед А. М. Позднеев. В дальнейшем Бадмаев получает указание обратить своих стипендиатов в православие. Цыбиков сохраняет приверженность буддизму и теряет стипендию, но продолжает учёбу, благодаря поддержке земляков. В 1899 году он оканчивает университет с золотой медалью и дипломом первой степени.

В 1897 году Цыбиков принял участие в работе Комиссии Куломзина по исследованию землепользования и землевладения в Забайкальской области. Это было его первое исследование. Полевые наблюдения и собранные материалы вышли в числе Материалов комиссии в 1898 году.

Путешествие в Тибет (1899—1902)
Одна из первых в мире фотографий дворца Потала в Лхасе. 1901 год
Буддийский монастырь Тумбум в Монголии. 1900 год
В ходе «Большой Игры» Российская империя вышла на рубежи Тибета. Были организованы исследовательские экспедиции в эту страну, в первую очередь Н. М. Пржевальского, но они не достигли Центрального Тибета и Лхасы. Опираясь на опыт индийских «пандитов» — британских агентов и исследователей, Санкт-Петербургская академия наук и Министерство иностранных дел обратили внимание на обычай паломничества бурят и калмыков в Тибет. Цыбиков отправился в путешествие, длившееся с 1899 по 1902 год, в группе паломников, с тщательно спрятанным исследовательским оборудованием. Собственно в Тибете исследователь провёл 888 дней. Большую часть этого срока (с 1900 по 1901 год) Цыбиков находился в столице страны Лхасе и окрестных монастырях, где сделал ряд уникальных фотографий (всего за путешествие — ок. 200) и удостоился аудиенции Далай-ламы XIII, носившей, однако, формальный характер.

Проникновение в Тибет для иностранцев (не из Китая и Монголии) было запрещено. Нарушение запрета могло караться смертью. До Цыбикова такие путешественники, как Н. М. Пржевальский, потерпели неудачу в своей попытке пройти до тибетской столицы.

Фотосъёмка и ведение дневника производилось Цыбиковым тайком, под угрозой быть обнаруженным. Интересно, что фотографирование (через прорезь молитвенной буддистской мельницы) он скрывал и от второго российского исследователя, приехавшего в Лхасу в конце 1900 года в свите Агвана Доржиева, калмыка Овше Норзунова, который также делал фотографии[2].

Научная деятельность в 1902—1917 годах
В 1905 году Цыбиков и Далай-лама XIII встретились снова, на этот раз в столице Монголии, где глава Тибета встречался с российскими политиками и учёными в период оккупации Тибета британскими войсками. Здесь Цыбиков выступил в качестве переводчика между представителями России и тибетской стороны.

После своего путешествия Цыбиков посвящает себя преподавательской деятельности и проекту перевода фундаментального труда «Ламрим» тибетского учёного Цонкапы (Цзонхавы).

Созданный в 1899 году Восточный институт во Владивостоке возглавил доктор монгольской и калмыцкой словесности А. М. Позднеев, создав из сравнительно молодых выпускников Санкт-Петербургского университета первый центр практического востоковедения в России. «Не имея ни проверенных опытом планов, ни испытанных программ своего преподавания», преподавателям пришлось самостоятельно разрабатывать методику обучения, писать учебные пособия, поскольку их попросту не существовало. Цыбиков был приглашён на кафедру монгольской словесности и возглавлял её с 1906 года до 15 октября 1917 года. Помимо ряда хрестоматийных сборников, учёный выпустил в этот период «Пособие для изучения тибетского языка», где собрал и обобщил материалы по разговорной тибетской речи. Этот учебник выдержал три переиздания и для Российской империи и СССР оставался единственным учебником разговорного тибетского языка, созданным отечественным автором.

Фотографии Цыбикова
Бурятская автономия и Дальневосточная республика
В силу значительных изменений в политическом устройстве региона в 1917—1930-х годах, и в связи с последующими репрессиями, коснувшимися большинство коллег и соратников, деятельность Цыбикова в данных государственных образованиях упоминается как значительная, но не раскрывается в публикациях советского времени.
Известно, что Цыбиков играл значительную роль на Читинском съезде, а также поддерживал ранние инициативы атамана Семёнова (в первую очередь о недопущении расказачивания).
Ближе к концу жизни он отошёл от политической деятельности и успешно занимался собственным скотоводческим хозяйством.

Создание системы образования в Сибири

В 1920-х годах Цыбиков был одной из важнейших фигур в разработке системы начального, среднего и высшего педагогического и востоковедного образования в Сибири, как один из создателей в 1922 году Буручкома и профессор Иркутского государственного университета.
Кроме подготовки педагогических кадров и обсуждения новой для страны концепции всеобщего образования, учитывающего национальную специфику (в том числе собственно графику бурятской письменности), Цыбиков выступил автором ряда учебников бурятского языка.
Важной была командировка Цыбикова от Буручкома в МНР, где кадры, ответственные за образование, также находились перед задачей создания системы всеобщего образования, не имея аналогичного опыта, что отчасти отражено им в дневнике поездки.

В новости