Даширабдан Одбоевич Батожабай

Даширабдан Одбоевич Батожабай

Дата публикации: 28.04.2020

Поэты и писатели – фронтовики – это блестящая плеяда талантливых людей фронтового поколения. Война была для них, вчерашних школьников и студентов, досрочным началом «взрослой» жизни. В эти свинцовые годы сформировался у них талант, определился характер творчества. Одним из них является наш земляк Даширабдан Батожабай.

Даширабдан Одбоевич Батожабай (1921-1977) – крупнейший прозаик и драматург, его по праву относят к числу титанов бурятского искусства.

«Худощавый, высокий, с белоснежной сединой, смолоду выделявший его из тысячи людей, напористый, неугомонный, беспокойный, порывистый, он жил широко и размашисто».

Даширабдан Одбоевич Батожабай родился в 1921 году в с. Догой Могойтуйского района в семье скотовода  Абрамитова Гомбо и был отдан в семью Батожаба Одбоева. Окончив Зугалайскую семилетнюю школу в 1936 году Батожабай поступает в Улан-Удэнский театрально- музыкальный техникум. После окончания начал работать актером Бурятского драматического театра.

В 1939 году началась подготовка к первой декаде бурятской  культуры и искусства в Москве. Поездка в Москву произвела сказочное впечатление на всех участников декады. Даширабдан Одбоевич тогда еще не мог представить себе, что через много лет вернется в столицу страны в качестве студента.

Не успели утихнуть страсти после декады, как грянула война. Артист Батожабай пошел на войну добровольцем. После окончания курсов, учебной спецэскадрильи, где изучали штурманское дело, в 1943 году старший лейтенант Батожабай прибыл на фронт командиром экипажа во второй Смоленский Краснознаменный авиаполк. Сел за штурвал тяжелого бомбардировщика дальней авиации, бомбившей в то время Берлин.  В один из боевых вылетов Батожабай покинул горящий над Карпатами самолет самым последним. Чудом остался жив. За несколько месяцев пребывания в госпитале Даширабдан Батожабай коротал время, вспоминая сочиненную им в бреду поэму о юном баторе Сэнгэ.

Поэма- улигер  «Юный богатырь Сэнгэ и его друг Сунды Мэргэн» вышла в 1945 году и принесла Батожабаю первую известность. Затем последовали пьесы «Малшад» (1948), «Ошибка Дагбы» (1949). Если на первой декаде он оказался начинающим артистом, то на второй был одним из главных героев. Его пьеса «барометр показывает бурю» шла на сцене Малого театра.

После войны Батожабай работает в газете «Бурят-Монголой  унэн», заведующим литературной частью театра бурятской драмы, редактором литературной редакции радиокомитета, художником-оформителем в Агинском округе.

Бывший артист, хорошо знал законы сцены и начал писать одноактные пьесы для самодеятельных драматических коллективов. Но самокритичный драматург, посчитав свои знания недостаточными, поступил в Ленинградский гос. институт театра, музыки и кино. Через 2-3 месяца окончательно понял, что его призвание – писать для сцены, а не играть на ней. В 1952 году Батожабай перевелся в Москву в Литературный институт им. Горького.  В Литературном институте он из Батожапова стал Батожабаем. Здесь он начинает писать рассказы. В 1954 году публикует эпическую поэму «Мудрый Сэнгэ», пьесу «Шобдог», «Бесхвостный черт», «Невскрытые конверты» и т.д.

В 1955 году пишет свою первую повесть «Песня табунщика». По этой повести была снята кинокомедия «Песня табунщика».

В последние годы Батожабай работал над историко – революционным романом «Уулые бургэд» («Горные орлы»).

Вершиной творчества Батожабая стала первая трилогия бурятской литературы «Похищенное счастье». В том числе по охвату истории и географии. Писатель переносит читателя из Бурятии в Монголию и Тибет, Лондон и Берлин, Пекин и Токио, Петербург и Читу. Не случайно «Похищенное счастье» переиздавали большими тиражами в Москве, перевели на украинский, литовский, монгольский и другие языки. На этой трилогии каждое поколение бурят учится богатству и тонкостям бурятского языка. Роман «Похищенное счастье» он посвятил верному другу, жене Лхамасу Батуевне Батожабай.

Вот как писал о нем переводчик романа «Горные орлы» Николай Ершов: «При сотворении Батожабая природа, как видно была в состоянии беззаботности. В квашне теста к меду она примешала полынной горечи. Добавила пряностей да земли, да воды из всех родников, да осколок дикой скалы, истолченный песок, да невесть еще что такое же, одно с другим несовместимое. И вышло творение, которое не вдруг сообразишь, на какую полку положить и с чем сопоставить».

Его именем названа улица в Улан-Удэ, Агинском, его имя носит Государственная республиканская юношеская библиотека в Улан-Удэ.

В новости