Агван Доржиев — дипломат, культурный, политический и духовный деятель

Агван Доржиев — дипломат, культурный, политический и духовный деятель

Дата публикации: 26.04.2022

В фонде ГУК «Агинский национальный музей» хранятся уникальные фотографии Агвана Доржиева, выдающегося дипломата, культурного, политического и духовного деятеля.  Он родился в 1853 году в местности Хара-Шибирь Заиграевского района р.Бурятия.

Думаю, что многие слышали и знают Агвана Доржиева.

Из автобиографии А.Доржиева:

«18 лет от роду я отправился в Тибет для усовершенствования буддийского образования…На 35 году от роду, успешно выдержав экзамен в среде 20 тысяч лам трех больших монастырей Лхасы, удостоился я получить ученую степень лхарамба. В то время требовалось назначение семи ученых лхарамб состоять при Далай-ламе 13 (тогда еще в юном возрасте 12 лет) при изучении буддийской философии им и литературы. Назначенный от Гоман дацана, я был принят в число семи ученых…».

«Агван Доржиев известен в мире как видный буддийский деятель, наставник и советник тринадцатого Далай-ламы Тибета. Он имел ученую степень доктора буддийской философии (лхарамба). Среди его близких друзей были крупнейшие российские востоковеды В. Л. Котвич, А. Д. Руднев, Ф. И. Щербатской, В. В. Радлов, С. Ф. Ольденбург, князь Э. Э. Ухтомский. Он много путешествовал – с дипломатическими поручениями побывал в Монголии и Китае, Индии, на Цейлоне, в Японии, Германии, Италии, Великобритании. Во французском Музее восточных культур Гиме он провел первое во Франции буддийское богослужение. Он основал несколько дацанов и школ в Калмыкии и Бурятии, открыл издательство в Петербурге и типографию в Ацагате. У подножья Тункинских гольцов по воле Агвана Доржиева в 1917 году был основан Хандагайтайский (Хойморский) буддийский дацан. В дацанах в то время учились грамоте: усваивали русский  и бурятский языки. Оказавшись при дворе Тибетского его святейшества Далай-ламы, Агван Доржиев стал играть крупную роль во   внешней политике правительства Ти­бета. Его деятельность была направлена   на   сближение Тибета с Россией. Вел он ее в сложной внешней и   внутриполитической   обстановке этого региона. По словам английского ученого Джона Снеллинга А. Доржиев так повел свою конфиденциальную беседу в Царском селе с Его Императорским величеством, что «его обаяние и сила убеждений позволили получить высочайшее соизволение разрешить строительство храма в столице Империй». Агван Доржиев организовал строительство храма в 1909—1915 годах (по проекту архитектора Барановского) на Петроградской стороне, в Старой деревне. А.Доржиев также основал буддийские монастыри в Западной     Бурятии— Кудинском, Еланцинском и других ведомствах Иркутской губернии. Агван Доржиев, Ц. Жамцарано и Б. Барадин в начале XX века открыли в   Пе­тербурге издательство «Наран» («Солнце»), где в течение ряда лет печатались памятники    монголо-бурятской литературы.    Кстати, здесь же был опубликован  агвановскйй алфавит. Алфавит был составлен на основе классического монгольского языка с использованием знаков из ойратского и маньчжурского алфавита  был рассчитан на всех бурят. А. Доржиев участвовал в работе второго общебурятского съезда в июле 1917г. Он руководил комиссией съезда по религиозным вопросам, которая декларирова­ла полную свободу вероисповедания, образования приходов, сооружения дацанов и субурганов, отправления бо­гослужений и организации процессий и праздников. В 1922 году цанид — хамбо Агван Доржиев при­ехал на духовный съезд бурят-монгольских буддистов. В новых условиях ему удается еще более энергично пропагандировать обновленческие идеи. Он отправля­ет в Тибет для продолжения образования молодых монахов из Ацагатского дацана. Которые служили в различные монастырях Тибета… В 1936 году Агван Доржиев выехал на Родину, в  Бурятию, и поселился в селе Ацагат. Здесь Он был арестован  и умер в тюрьме, завершив свой жизненный путь  в возрасте 85 лёт. Агван Доржиев являлся искренним патриотом своего Отечества, благу которого  посвятил свою жизнь и деятельность в бурный период российской   истории – эпоху трех революций. Еще раз повторюсь, имел высшую ученую степень доктора буддийской философии (цанид – хамбо – лхарамба), пользовался авторитетом в правительственных кругах России, Англии, Китая и Японии как крупный буддийский деятель и дипломат. На своей родине, в Бурят – Монголии, после смерти он был предан забвению»

Регби Пубаев, д.и.н.

В новости