Данжинов Лубсан-Доржи — бурят, буддийский ученый, переводчик, комментатор, издатель, 7-й настоятель Агинского дацана

Данжинов Лубсан-Доржи — бурят, буддийский ученый, переводчик, комментатор, издатель, 7-й настоятель Агинского дацана

Дата публикации: 01.03.2022

Всем известна книга под названием «108. Гордость древней Аги». В аннотации данной книги сказано, что книга является «… коллективным рассказом о 108 самых достойных, выдающихся личностях Агинского Бурятского округа, ранее живших  и ныне здравствующих, чей труд, знания, талант и вдохновение служили и служат на благо процветания родного края, России».

Среди статей разных авторов встречаем рассказ о Лубсан-Доржи Данжинове, которого мы знаем как Ёнзон багши. В тексте автор (в книге имя автора не указано) рассказа утверждает, что Ёнзон багша был инкарнацией Ганжарба Гэгээна Чимита Сумаева и этот факт стал для нас открытием. Первый Ганжарба Гэгээн под именем Чимит Сумаев действительно жил и служил в Цугольском дацане. Об этом нам известно. Вторая инкарнация Ганжарба Гэгээна, как нам известно, это Данзан Норбоев, который был репрессирован в 1930-х годах. То, что Ёнзон багша являл собой инкарнацию Сумаева стало для нас неожиданной новостью. Но все же…  представляем вам статью неизвестного автора из вышеназванной книги. 

   

«Об этом авторе, который писал на старомонгольском язы­ке, известно немногое. Отрывочные сведения из разных ис­точников в основном относятся к зениту его продолжитель­ной и успешной духовной карьеры. С 1876 г. до конца своих дней он занимал должность ширетуя Агинского дацана; был наставником-йонзином первого бурятского хубилгана Сумаева (1864-1878), который считался пятым перерожденцем долоннорского Ганжирвы-гэгэна. После смерти за большие заслуги в издательской, переводческой и административной деятельности Данжинов был причислен к лику святых и объявлен бодхисаттвой. Свои труды он подписывал простыми именами — Доржи, Лубсан-Доржи, габжа Лубсан-Доржи, гэлэн Лубсан-Доржи. Иногда можно встретить его полное монашеское имя — Сумати Ваджра (в бурятском произношении Сумади Базар).

Список произведений Д. Данжинова опубликован в каталоге монгольских из­даний Агинского дацана и в монографии К.М. Герасимовой, где они приведены в ка­честве источников, характеризующих иде­ологию бурятского общества на рубеже XIX-XX веков. В коллективной монографии «Ламаизм в Бурятии XVIII — начала XX вв.» на его труды ссылаются при анализе осо­бенностей популярного вероучения бурят­ского ламаизма.

Таким образом, к Д. Данжинову обраща­лись только историки и религие­веды, для которых творческое наследие этого иерарха бурятской церкви служило в основ­ном поводом для критических высказыва­ний.

Сборник дидактических произведений Д. Данжинова посвящен задачам пропаганды религиозной морали, вытекающей из основ­ных положений вероучения, и гражданской морали верующих, регламентирующей их поведение в быту в соответствии с правилами религиозной нравственности. Поэтому он раздельно излагает «религиозные» и «мирские» законы. Если первые представляют популяр­ное изложение этики ламаизма, то вторые являются попыткой внедрить религиозную идеологию в массовое сознание, придать бы­товой морали религиозную ориентацию, а также повлиять на ценностные установки в личной и общественной жизни в рамках ма­лых социальных групп — семьи, семейно-ро­довой генеалогической общности, общинно­го коллектива. Основные устои гражданской морали верующих — в подчинении старшим в обществе, которых Данжинов разделяет на «старших по образованию» — ламы, «старших по положению» — родовая знать и нойонство, «старших по возрасту» — старейшины. Старшие в семье — это родители, среди них на первом месте стоят мужчины: дед, отец, муж. Младшие в семье и обществе — это женщины, дети, обобщенно — молодежь. Обязанность старших поддерживать установленный по­рядок в семье и обществе путем воспитания младших в духе религиозного благочестия, послушания старшим, скромности, верно­сти устоям национального образа жизни. Обязанность младших — слушаться старших, не подрывать их авторитет, сохранять пре­данность своей религии, традициям и т. д. К гражданскому кодексу морали Д. Данжинов относит патриархальные общинные тра­диции — взаимопомощь, взаимоуважение, со­гласие, отзывчивость, осуждение коварства и злобы в ущерб покою и благодеянию народа.

Как писатель, Д. Данжинов неизвестен ни литературоведам, ни широкой читатель­ской публике. Между тем его произведения являются богатым источником, в котором быт, нравы, политические и социальные на­строения забайкальского бурятского обще­ства описаны пером высокообразованного носителя и знатока традиционной культуры, одаренного литератора и видного политиче­ского деятеля того времени.

Д. Данжинов писал в рамках обще­буддийского литературного жанра «нитишастра», героями и адресатами его про­изведений были миряне. Источником вдохновения для него была многоплановая жизнь степного скотоводческого общества, охваченного предчувствиями социальных катаклизмов, лишений и бед.

Для работ Д. Данжинова характерна ак­туальная, публицистически звучащая тема, раскрываемая литературными средствами и аргументацией, заимствованными из бого­словской литературы. Будучи великолеп­ным знатоком тибетского языка, Д. Данжи­нов щедро пересыпал свои произведения цитатами и отрывками из источников, не­известных на монгольском языке. Этот ка­жущийся диссонанс «высокого» и «низкого» в каждой его теме выступает своеобразным стилем Д. Данжинова, который постоянно присутствует в общем страстном, патети­чески приподнятом тоне всех его религиоз­ных поучений, нравственных императивов, предсказаний и пророчеств. Все это созда­ет совершенно неожиданный художествен­ный эффект, сохраняющийся в переводе его произведений на современный бурятский и даже русский языки. Как писатель Д. Дан­жинов должен занять достойное место в истории бурятской литературы».

В новости